ВХОД В СИСТЕМУ

Зайти через Facebook

Регистрация

ЗАМЕТКИ ПУТЕШЕСТВЕННИКА - В КАППАДОКИЮ ИЗ АНТАЛИИ. ЧАСТЬ 2

 

Татьяна Сидорина

Каппадокия 15 июня - 20 июня 2015 год.

ЧАВУШИН и ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

 

На второй день путешествия нам предстояло посетить следующие места - Чавушин, Пашабаа, Деврент и Чаталкай или Юч Гюзельлер. Если смотреть на карту, то все объекты расположились справа от Гёреме. Гостиница наша находилась весьма удачно для путешествия - не в забитом центре, а на перекрестке дорог.

Мы бодро рванули по знакомому шоссе навстречу красотам. Солнце светило, прогноз не обещал ничего плохого, что повышало итак большое количество адреналина в крови. «Доскакав» до Аваноса, мы повернули на Гёреме, а перед ним - Чавушин, первая за день стоянка. Селение встретило нас огромной скалой. Сначала мы думали, что это знаменитая «сырная» скала, где люди жили еще в 1950-х гг. в выдолбленных пещерах как в домах. Но, прочитав табличку у подножия, поняли, что перед нами другая скала с церковью на вершине, названной в честь императора Никефора Фокаса, еще ее называют Голубиной. Построили церковь в 10 в., внутри сохранились фрески с изображением Фокаса и его семейства.

Обойдя скалу слева мы сразу же влюбились в открывающийся вид и долго-долго колдовали с аппаратурой, чтобы получше его заснять. То солнце никак не выходило, то освещало только часть пейзажа, а потом выяснилось, что лучше бы оно не выходило вовсе... Капризный пейзаж мы запечатлели столько раз, что потом устали удалять неудачные фото из компьютера. Однако мучения того стоили.

Покрутившись возле скалы, решили посетить магазин керамики «от Аваноса». Место сугубо туристическое, с ценами в 10 раз завышенными. Юра поснимал магазин внутри, поскольку вся керамика очень яркая, пестрая и красивая, и не ее вина, что к ценнику 15 лир, пририсовывают нолик! От нас быстренько отвязались, когда поняли, что мы почти «местные», и на мякине нас не проведешь. А я что-то разъярилась и сделала выговор особо активному дядьке, хотя понимаю, что зря. Торговля дело спекулятивное в принципе, вопрос в проценте от накрутки.

Насладившись горой тарелок, ложек, всяких кувшинчиков и других рукотворных прелестей, а также утешив себя, что в Анталии все это есть в старом городе и по божеским ценам, мы сели в машину и поехали в центр селения к «сырной» горе.

Она действительно сырная, похожа на здоровенный кусок маасдама. Очень аппетитно смотрится, если представить ее съедобной. Дырки глубокие, натуральные, вот-вот из такой выглянет мышонок и схрумкает краешек.

Чтобы получше рассмотреть гору, пришлось углубиться в поселок и захватить в качестве обзорного плацдарма дворик одного маленького отеля. Хозяин его куда-то ушел, а мы воспользовались моментом, зашли внутрь и поснимали сырную гору с удобной позиции. Отельчик малюсенький, я обнаружила всего два номера в пещерах. Наверное, в таком жилище есть определенная экзотика и удобство летом, несмотря на отсутствие кондиционера. Толстые каменные стены жару не пускают, туалет и душ имеются. Вот только темновато в таком жилище, особенно вечером, и вай-фай непонятно как работает, если есть.

Дворик типично турецкий - низкие скамеечки с подушками, цветник. Наверное чай-кофе по вечерам... Мы даже почти сторговались за меньшую цену на всякий случай, так как не решили, останемся ли в Невшехире на громыхающем проспекте все три ночи.

Мое внимание привлек огромный каменный жернов в «мельнице». Я так и не поняла, использовали ли его именно в этом месте - небольшом скальном помещении с «окнами» и «крышей». Но стоял он весьма живописно - как будто только что остановился передохнуть от бесконечного верчения и помола зерна.

Пройдя за отель и «мельницу», мы обнаружили еще один большой отель на взгорье, видимо не дешевый, потому как смотрелся он чудной крепостью за каменным забором. Полюбовавшись издали, мы даже не стали прицениваться, понятно, что раз за скромное жилье с нас хотели содрать 170 лир, то уж что говорить о такой красоте?!

Чавушин оставил самое приятное впечатление своей милой деревенской простотой, легкой неухоженностью и очаровательным щенком американского коккер-спаниеля, непонятно откуда взявшимся.

Так как дальнейшие объекты осмотра находились всего в нескольких километрах друг от друга, то мы не спешили. Тем более, что попадая в сердце Каппадокии, ты за каждым поворотом дороги можешь встретить потрясающую картину природы.

Человек так устроен, что только первое впечатление для него «аховое». Потом он начинает сравнивать - похоже, не так интересно и т.п. и т.д. Как я писала раньше, первый шок мы испытали в Гёреме. Я не думала, что смогу еще раз пережить еще более сильный «удар». А начиналось все так прозаично. Подъехали к самодельной парковке, которая выражалась в песчаной площадочке, где еле уместилась наша машина, чтобы не мешать проезду. От нее, на высоте метров 2-х виднелись еще такие же площадочки, но уже для осмотра, а не для парковки. Привычно похватали фотик и планшет, надвинули каскетки на нос и начали подъем в гору. Я смотрела все время под ноги, потому как дорожка при всей ее безобидности на первый взгляд, настолько высушена и выветрена, что нога проскальзывает по ней совершенно неожиданно для идущего, что при подъеме, что при спуске. Вот так, пыхтя, вперив в землю глаза, я, наконец, поднялась на первую площадку. Распрямилась, и пока оглядывалась вокруг, скажу честно, у меня вырвалось весьма неприличное выражение, с упоминанием матери...

Дикая и неописуемая красота была такой, что я остолбенела и повторяла как мантру:«Ну неужели такое возможно?!». Это место никак не называется, оно по дороге в Пашабаа.

Фотоаппарат щелкал бесчисленное количество раз, я скакала как горная коза по площадкам, выбирая ракурс. Мне не хотелось уезжать отсюда. Хотелось найти стульчик, сесть и смотреть без конца, впадая в сладостный транс.

Наконец, обессиленные съемкой, держась друг за друга, соскользнули по дорожке вниз и двинулись дальше.

Пашабаа или долина монахов место с замечательными нерукотворными скульптурами. Так как описывать их очень трудно, то лучше посмотреть фото.

Мы бродили по долине долго, любовались, фотографировали. Когда ноги от усталости заныли, а горло пересохло - пристроились в кафе. Кафе балаганно-шатрового вида - навес длинный, столиков полно, видно из-за групповых набегов туристов. Мы-то забились в самый угол, поближе к улице, где продувал ветерок. Отсиживались долго, не спеша пили турецкий кофе, чай, свеже выжатый гранатово-апельсиновый сок, просто воду с лимоном и льдом. Нас ждали еще две точки путешествия - Деврент и Три красавицы. Я больше всего боялась не усталости, а того, что батарейка фотика исчерпает свой резерв. Зарядку мы благополучно оставили дома...

Деврент как и Пашабаа место, активно посещаемое туристами. Но вот парковка здесь оказалась более сложной - места меньше, а толпились и автобусы большие, и частные машины. Я нахально встала близко к торговым рядам и решила что-нибудь купить у продавцов в покрытие созданных неудобств. Пока мы с Юрой выбирали сувениры, дядька-шофер, вываливший туристическую группу из автобуса, встал «ж...» к торговцам и давай дымить им прямо в нос. Мы, закаленные в боях с бытовым хамством, дядьке указали. Он двигатель заглушил, и все стало хорошо.

Так как мы приехали в Деврент во второй половине дня, то поймали солнце с нужной стороны и интересное явление - скалы приобрели несколько красноватый оттенок, что на фотографиях хорошо видно. Старались максимально избегать попадания людей в кадр, но не получалось, все же место людное. Особенно долго метались в кадре японцы или корейцы. Молодые ребята скакали как каратисты, а девицы их снимали. Поэтому часть этой группы все же затесалась в наши снимки.

При том, что скульптуры Каппадокии можно условно поделить на «животных», «птиц», чудища, лица, я даже нашла гнома, просто причудливые формы и, конечно, «грибы» - все они разные в разных местах. Каждая долина или возвышенность - это неповторимый мир, который открывается в своем особом ракурсе... Так что смотреть не устаешь и восхищаться тоже, сопротивляется и ноет только тело.

Расставшись с Деврентом, мы отправились, как думали, в последнее на тот день место - к Трем красавицам. Смотровая площадка большая, удобная. Огромный развал сувениров, дешевых по сравнению с Деврентом. Так как мы уже много чего купили в Гёреме, то просто глазели и сравнивали цены, выискивали - нет ли чего новенького из старенького. Но базар оказался совершенно современным. Поэтому ценность черепахи, отрытой накануне, еще больше выросла в наших глазах. Так как мы гуляли порознь, турки проявляли ко мне повышенное внимание. Одинокая иностранка, улыбающаяся, да еще немного говорящая по-турецки - находка. Тут и желание поговорить хоть как, и попытаться продать что-нибудь из «побрякушек». Я, конечно, не устояла, потому как турки по-восточному умеют к себе расположить. Нет в них сладкой арабской патоки в речах и внешности. Они вежливы, внимательны, я бы даже сказала галантны в меру. Поэтому приятно купить что-нибудь на память, даже если это тебе не очень-то надо. Итог наших разговоров - серьги с «осколочками» белого оникса.

Насладившись базаром, отправились на смотровую площадку. Здесь я задалась вопросом, почему именно Три красавицы? На самом деле видны четыре скалы, просто четвертая не такая яркая что ли?! Ну три, так три. Снимала их я, Юра планшет брать не захотел, потому как панорамы достойной не увидел.

Засобирались домой, в Невшехир. Однако, по пути увидели табличку - Красная долина. Вот уж не думали, что она попадется нам по дороге! Петляли много, поворотов много, всякие ремонты как я писала раньше и т.п. сюрпризы, меняющие направление путешествия. Соблазн был велик и устоять мы не могли. Дорогу в 3 км пришлось оплатить в будочке при въезде. Сумма небольшая, лир 6, кажется. Приехали туда практически под вечер. Конечно, солнце в июне садится около 8 вечера, а мы попали туда в пять. Смотровая площадка-стоянка являлась началом пеших маршрутов разной протяженности по долине. Самый длинный - километров двадцать. Мы постояли у стенда, посчитали километры, поглядели на далекие точечные фигурки людей, и поняли, что это не для нас.

Удобно устроившись в теньке на лавочке со столиком (есть такие в Турции деревянные сооружения в пикниковых зонах), достали сыр и хлеб, помидоры, огурцы, термосы с чаем и кофе. Поблизости турки торговали сухофруктами и свежими фруктами. Я, привыкшая к нашим анталийским ценам, немного подивилась дороговизне, но делать нечего - купила по чуть-чуть того, сего. Рядом оказался кран с водой и я помыла фрукты. Вообще, пока сидели, ели-отдыхали и любовались видами, место стало насиженным и родным.

Так как туристы убежали штурмовать долину, на площадке не осталось никого, кроме нас и торговцев фруктами. Вдруг непонятно откуда появилась очень комичная парочка американцев. Она вся такая готовая на ежеминутные подвиги - короткая стрижка, майка, шорты, на ногах сандалии, за спиной рюкзачок. Он - в очках, полноватый, с брюшком, усталый, да еще с забинтованной правой ногой ниже колена. Она феминистски бойко рванула по первому попавшемуся маршруту, а он нет. Печально поглядел на нас - сидят в теньке, лопают и никуда не лезут... Уставился на план, и, по-моему, сказал про себя «нет». Она пропала, а он остался сначала стоять, потом где-то присел. Спустя непродолжительное время вернулась наша героиня, изрядно помятая. Видать где-то съехала на попе, потому как отряхивала шорты и последний бросок скользила по склону в сандалиях как на лыжах. Они недолго поговорили и исчезли также неожиданно как появились.

Пока мы осваивали смотровую площадку на предмет отдыха и еды, параллельно прикидывали откуда будем делать съемку. Нам снова повезло - закатное время лучшее в Каппадокии. Красная долина была действительно красная. Эффект красноты был более сильный, чем в Девренте, а пейзаж, конечно, другой, снова необыкновенный, фантастический, глаз не оторвать.

Вечером в Невшехире мы придирчиво просматривали фото, переживали дневные приключения снова и снова. Было грустно сознавать, что завтрашний день будет последним в намеченном маршруте, а затем домой через Конью в Анталью.

 

ПОД ЗЕМЛЕЙ И В КАНЬОНЕ (Каймаклы, Деринкюю, Ихлара)

 

Каппадокия славится не только причудливыми скалами и долинами, но и множеством подземных городов. Именно им мы и посвятили третий день нашего путешествия.

Подземные города Каппадокии - явление древнее и таящее в себе загадки и домыслы. В 19 веке французский священник Жерфанион, находясь в Турции, случайно обнаружил вход в подземелье, которое оказалось настоящим городом - туннели и пещеры множились и уходили глубоко вниз.

Считается, что подземные города появились в Каппадокии еще в 1 тыс. до н.э. В настоящее время их известно около 36, а более-менее освоены туристической индустрией шесть из них.

Что такое подземный город? Это лабиринт «коридоров» и «комнат», уходящих на много метров вниз.

Местная горная порода - туф, легко поддается обработке, и прорубить в нем проход несложно. А затем, якобы, туф твердеет, и полученная вырубка становится прочна и устойчива.

Считается, что люди прятались в этих городах от неприятеля довольно долго - недели и месяцы. В подземелье все «этажи» сообщались друг с другом, работала вентиляция, проходы и помещения освещались лампадами с льняным маслом. С собой под землю забирали все - скот, инструмент, провизию. Входы закрывали гигантскими колесами-жерновами из камня. Воду брали в самом городе из подземных источников. Вот такое «натуральное» хозяйство собирало под крыло сотни людей, а может и больше.

Для посещения столь экзотических построек мы выбрали два наиболее известных и больших города - Каймаклы и Деринкюю. На машине добрались сначала до деревни Каймаклы, которая находится от Невшехира в 20 км. Жизнь этого поселения нацелена на туристов. Конечно, сельские работы тут должны вестись, но народ торчит в лавчонках возле города-музея и пытается продать сувениры. Покупают мало, потому что сейчас не совсем сезон. Наплыв туристов в Каппадокию происходит в более благоприятные месяцы - апрель, май весной и осенью - сентябрь, октябрь. Такое ощущение, что товары в лавочках разложили если не тысячу лет назад, то около того - пыльные, «заброшенные», но и среди этого грустно-пыльного богатства, удалось найти себе по сердцу сувенир. Я откопала сережки из натурального камня, а Юра фигурку турецкого султана. Воина подходящего не нашлось. Однако путешествие по базару мы совершили после подземного города.

Вход в таинственное царство начинался весьма прозаично. Турникеты, билеты и скучающие гиды, которые очень хотели заработать денег. Нашлись и с русским языком, видно из бывших наших республик Средней Азии. Мы мужественно выдержали атаку, сказали, что сами историки и разберемся без посторонней помощи.

В этом городе по информации местного гида было 4 уровня. Нам же показалось, что было не менее 6-7 этажей. Кто прав, мы не знаем.

Все лабиринты снабжены стрелками - синими и красными. Сейчас даже не помню, какие куда нас направляли. Шли мы между небольшими стайками турок и иностранцев. Это было хорошо, потому как вдвоем сложно отключиться от мысли, что над тобой столько земли, а ты ползешь, скользя по проходу, хватаясь за стенки, в глубину горы, а там едва мерцает свет от лампочек, и страшно подумать, что будет, если свет погаснет. Фонарь-то мы по глупости не взяли из машины, а местные одиночкам без гидов их не дают.

Нам было тяжеловато. Во-первых, как ни отвлекай себя движением, но мысли катастрофальные в голову лезут. Дышать трудно, хотя дуновение воздуха ощущалось. И спуск, и подъем, пожалуй, одинаково сложны.

Бесконечный лабиринт пещер и переходов кружил голову. Так как мы шли сами по себе, то фантазия позволяла «селить» в любом месте скот, людей, помещать мастерские и хранилища провизии. Размер города и осмысление труда, вложенного в одну только «стройку» даже угнетало. Хотя, потом, выйдя на поверхность и сильно обрадовавшись солнцу и привычным шумам, стали вспоминать, сколько мы вдвоем гор свернули при строительстве сначала одной, а потом второй дачи. Четыре руки всего, а сколько сделали с нуля!!!! Надеюсь, что люди, строившие такой необычный город, тоже испытывали чувство гордости и удивления - что может сделать трудящийся человек.

Если резюмировать ощущения от первого погружения, то получится вот что. Людям, склонным к клаустрофобии, лучше в такое путешествие не пускаться. Выйти, пользуясь обратными стрелками сложно, остается движение вперед. Пожилым подъемы-спуски сложны, отнимают много сил и внимания. Быстро устаешь, а надо быть все время начеку - кроссовки скользят, головой то и дело прикладываешься о стенки или потолок. Нас спасали каскетки. Если вы готовы провести под землей часа полтора-два, тогда смело отправляйтесь в путь.

Еще раз обращаю внимание, что людям нервным, с фантазиями и страхами лучше идти в составе группы. Тогда человеческое окружение помогает отвлечься.

Второй город - Деринкюю «откопан» на восемь уровней и вроде бы даже соединен туннелем с Каймаклы.

Для туриста, который только что лазал по одному подземному городу, и ему предстоит снова спускаться на неведомую глубину, еще большую, милее посидеть в кафе и выпить крепкого, обжигающего турецкого чая. Так мы и поступили. Правда, сначала все же рискнули проложить себе путь в новый подземный город. Однако скоро вернулись ко входу по обратным стрелкам. Скажу, что дело это непростое - обратный путь в одиночку. Стрелки как назло прячутся, все помещения на одно лицо и т.п. Даже некая паника возникает.

В общем, уже сидя в кафе под раскидистыми деревом, наблюдая голубое небо, слыша муэдзина, благодаришь судьбу и Аллаха, что снова можешь наслаждаться простыми радостями. Вспоминаешь недавнее подземное турне отстраненно, даже с некой гордостью за проделанный путь.

Прошло полдня, подземными городами мы насладились и решили все же доехать до последней точки нашего путешествия - долины Ихлара. Километраж нас не пугал, так как десяток другой километров, это не сотни. Повела машину снова я, Юра предпочел пить кофе из термоса и комментировать окружающий пейзаж. Дорога петляла по плато - поля, зеленеющие посевами холмы, цвета такие умиротворяющие - зелено-коричнево-желтые. Народу мало, редко встречали мини-тракторы, кошек и собак возле жилищ, машины тоже попадались не часто.

Ихлара возникла неожиданно. Я поняла это не только по времени в пути, но и по голым красноватым краям каньона, который выступал перед нами сначала как линия горизонта. Селение этим самым каньоном и рекой делилось надвое. Мы ехали по левой стороне, и согласно карте, должны были проехать все селение насквозь. Так как при езде на машине все происходит в доли секунды, спуск вниз к реке появился мгновенно. Я только успела понять, что он очень крутой - как дала по тормозам и выключила передачу, забормотав: «Нет, я туда не поеду, у меня уже кружится голова.».

Вот и моя фобия выплыла наружу - боязнь высоты. Не глядя вниз, я смогла повернуть машину в обратную сторону, запарковать на шоссе в сторонке и съесть таблетку глицина. Заперев машину, мы пешком пошли к спуску, который меня так напугал. Действительно, он крутой, но местные машины сновали туда-сюда.

Осмотр села мы делали пешком. Спустились вниз. По дороге я сняла милого ослика, рассмотрела заброшенные старые постройки. Народ попадался редко - наступил пост, священный месяц Рамазан. Люди тихонько разговаривали в тени, никто ничего не пил и не ел - нельзя до захода солнца. Молодежь тоже вела себя прилично, во всяком случае, при старших не нарушала запреты. В селении две огромные красивые мечети, бурная река, наверное с рыбой. Дома типичные турецкие старые, новые тоже построены. Как «гнездо разврата» в Рамазан выглядел ресторан для туристов - там тихо играла музыка и предлагали еду и напитки. Туристы были, но автобусники. Таких как мы я не приметила, может быть туристы-турки и были, но их не разберешь - местные или нет.

Так как мы мечтали поснимать и полюбоваться каньоном, то решили, что бродить по дну его, вдоль шумной реки, может и здорово, но тяжело физически и вряд ли фото получатся впечатляющими.

Поднялись обратно в гору и пошли искать точку съемки. На самом деле, мест, с которых можно интересно снять каньон, мало. И пока их обнаружишь - протопаешь много, излазаешь разные возвышенности. Когда мы сняли все-все и довольные приступили вдали от глаз постящихся к перекусу, появилась миловидная пара молодых турок на мотоцикле, судя по номерам, из Невшехира. У них был отличный фотик с мощным объективом. Я их пожалела и показала самую выгодную точку съемки. Они страшно обрадовались и благодарили меня на английском и турецком вперемежку.

Для меня Ихлара был первый в жизни живой каньон. И пусть он не был столь огромным и величественным как американский, виденный в кино, но он приковал мое внимание именно тем, что я стояла рядом, вот тут, у его края. Каньон красивый, глубокий, протяженностью около 3 км, а глубина его, согласно растущим на дне деревьям - не менее 30 м. Он такой величественный, тихий. Все звуки - это шоссе, редкие деревенские шумы и стадо коров неподалеку. К нам «присоединились» две молодые турчанки. Они пришли к каньону любоваться и помолчать. Сидели тихо, чинно, просто смотрели на природу. Наверное, когда живешь у столь красивого места, привыкаешь, за делами повседневными его и не замечаешь. И вот, когда надо отдохнуть, идешь на склон. Природа тебя смиряет, питает и заставляет забыть все плохое и тяжелое.

 ДОМОЙ, ДОМОЙ...

 Закончилось наше путешествие. Дорога домой показалась короче. Когда она вышла к побережью - жара навалилась с новой силой. Шум-гам, грузовики. Хотелось поскорее добраться до своей окраины, забиться в угол, чтобы не растерять в охватившей суете все жемчужины Каппадокии, которые нам удалось открыть.

 

КОММЕНТАРИИ

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо
ВОЙТИ в систему или ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ

    ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ И МЕСТА АНТАЛИИ

    СОБЫТИЯ В АНТАЛИИ